сигизмунд юрковский фотограф из витебска

С. Юрковский. Витебск. Городской Ростовцевский театр. До 1889 г.
В 2018 году исполняется
185 лет со Дня рождения С.А.Юрковского,
135 лет его изобретению -
шторно-щелевому затвору
Сигизмунд Антонович Юрковский
Сигизмунд Антонович Юрковский,
из­вестный витебский фотограф, принадлежит
к славному кружку русских фотографов
ше­стидесятых годов, деятельностью которого положено прочное основание развитию оте­чественной профессиональной фотографии. Получив среднее образование в лицее князя Безбородко, С. А. думал вначале посвятить себя медицинской деятельности и с этою целью поступил в 1856 г. в Медико-Хирур­гическую Академию (ныне Императорская Военно-Медицинская). Расстроенное здоро­вье заставило его вскоре оставить Академию. Оправившись от тяжелой легочной болезни к 1859 г., он поступил
на государственную службу. Выйдя в 1866 году в отставку, С. А. получил, наконец, возможность предаться своему любимому делу — фотографии, ин­тересоваться которой он начал уже с детства и которой отдавал все свои досуги. Учите­лем С. А. Юрковского в его любимом деле был известный петербургский фотограф А. И. Деньер.

В 1867 г. С. А. открыл фотографическое за­ведение в г. Витебске,
в котором и работает до настоящего времени.

С основанием при Императорском Рус­ском Техническом Обществе журнала «Фото­граф», С. А. Юрковский начал свою публици­стическую деятельность. В 1882 г. на съезде в Москве им была представлена модель за­твора, равномерно распределяющего свет по пластинке. Описание его появилось в журна­ле в том же году. Система этого затвора полу­чила затем широкое распространение и у нас, и за границею; это — общеизвестный затвор Герри.

Продолжая работать над вопросом о за­творах, С. А. в следующем году опубликовал в том же журнале работу, в которой выска­зал совершенно новую мысль об устройстве моментальных затворов, именно затворов при самой пластинке, и детально разрабо­тал теорию их действия. Первая модель это­го затвора была построена Е. И. Вишняко­вым, а затем принята английскою фирмою Торнтон-Пикара, которая выделывает их теперь в огромном количестве. В настоящее время С. А. состоит сотрудником «Русского Фотографического Журнала», в котором он опубликовал свои работы «О стереоскопи­ческой фотографии» и «Новый стереоскоп». На Петербургской фотографической выстав­ке 1891 г. С. А. удостоен бронзовой медали, а на Московской 1893 г. — похвального отзы­ва. С 1882 г. С. А. Юрковский состоит членом Императорского Русского Технического Об­щества.

Русский фотографический журнал (Петербург). 1897. № 11. С. 210-211

Так было писано в конце 19 века. Лучше и точнее не скажешь, единственное, что через четыре года его не станет. Мы постараемся представить вашему вниманию Сигизмунда Антоновича Юрковского, как незаурядную личность в истории фотографии, истории города Витебска. Поможет в этом, избранный материал из книги Людмилы Хмельницкой «Сигизмунд Юрковский – фотограф из Витебска» 2014 года.
Город Витебск не зря считается культурной столицей Беларуси – это место с невероятной концентрацией для провинциального городка творческих личностей. Витебск уже известен миру как город, в котором родились, жили и творили мастера мирового уровня в разных областях культуры, искусства, науки. Это Юрий Пэн, Марк Шагал, Казимир Малевич, Эль Лисицкий, Илья Репин, Марк Фрадкин и мн. др.
Есть еще одна выдающаяся личность, прославившая город, это Сигизмунд Юрковский – фотограф, конструктор, сделавший в конце 19 века изобретение (шторно-щелевой затвор), которым пользуется до сих пор все мировое фотографическое сообщество.
Василий Прудников
Директор Местного фонда фотографии "ФотоКрок"
Имя Сигизмунда Юрковского вошло в историю отечественной и мировой фотогра­фии. Жил он в то время, когда выдержка, ре­гулирующая количество света, попадающего на чувствительную поверхность, сократилась с часов до минут и секунд. Роль устройства, которым пользовались для перекрытия све­тового потока, долго выполняла крышка объектива, а время, на которое она снима­лась для экспонирования фотопластинки, от­считывалось фотографом по обычным часам или в уме. А когда были созданы особо чув­ствительные к свету материалы и выдержка сократилась до долей секунды, для управ­ления затвором потребовался достаточно точный автоматический механизм. Над его созданием стали работать мастера светописи в разных странах мира. Занялся этим и фо­тограф из Витебска. Его усилия увенчались успехом – Сигизмунд Юрковский изобрел «мгновенный затвор» фотоаппарата, кото­рый мы сегодня называем шторно-щелевым. Этот затвор лег в основу создания фототех­ники на следующие сто лет – вплоть до
по­явления цифровых технологий.
БИОГРАФИЯ
Сигизмунд Антонович Юрковский (1833 —1901) – старейший витебский фотограф, изобретатель шторно-щелевого затвора.

Католик. Из дворян, но у него самого и у родителей его, а также и жены его родового и благоприобретенного имения не было.
По окончании курса наук в Лицее князя Безбородко в Нежине в 1855 году с правом на 14 класс, в службу вступил в Канцелярию Могилевского гражданского губернатора.
В 1867 году открыл фотоателье в Витебске на Замковой улице. Дружил с художником И. Е. Репиным, фотографировал художника и его дом.
В 1882 году изобрёл мгновенный фотографический затвор, а в 1883 году – шторно-щелевой затвор, ставший прототипом затворов современных фотоаппаратов. Описание изобретения были опубликованы в журнале «Фотограф» (№ 4 за 1883 год) и демонстрировались на Московском съезде фотографов.
Автор публикаций о свойствах фотоматериалов, применении фотографии в криминалистике. С. А. Юрковский избирался членом городской думы, состоял во многих общественных организациях, являлся одним из организаторов и участников первой в Витебске художественно-археологической выставки (1871).
Умер в ночь на 7 февраля 1901 года в Ковно (ныне Каунас, Литва). Тело было перевезено в Витебск, и захоронено на кладбище при костёле св. Варвары.
Среди работ С. А. Юрковского – портреты известных людей, пейзажи, снимки улиц, церквей, мостов Витебска.
Родился Сигизмунд Юрковский в 1833 году в дворянской семье
Его отца звали Антоном, мать – Вик­торией. Но где именно появился на свет будущий фотограф, неизвестно, и чем занимались его пред­ки – тоже.

Первый по времени документ, касающий­ся биографии нашего героя, который удалось отыскать в архивах, относится все же к Бе­ларуси, а точнее,
к Могилевской губернии. Именно там в 1844 году «Юрковский Си­гизмунд Антонов», «римск[о-католического исповедания], из дворян» поступил сразу
во второй класс Могилевской мужской гим­назии.
Но как бы там ни было, отрочество Сигиз­мунда прошло в городе на Днепре,
и почти вся его последующая жизнь была связана с Беларусью.

В 1855 году, 22-х лет от роду, Сигизмунд Юрковский окончил Гимназию высших наук – лицей князя Безбородко в городе Нежин Черниговской губернии. Получил «право на XIV класс» и был выпущен в самостоятельную жизнь.
В 1956 году поступил в С.-Петербургскую Медико-Хирургическую академию. «Расстроенное здоровье», а точнее, «тяжелая легочная болезнь», видимо, усугубленная сырым петербургским климатом, заставило его вскоре оставить академию.
До 1866 года Юрковский имел казенную службу в родном Могилеве.
Работал писцом в штате Могилевской палаты уголовного суда, помощником столоначальника в Могилевском губернском правлении, коллежским регистратором при Могилевском римско-католическом фарном костеле, выполнял обязанности чериковского уездного стряпчего, младшим помощником окружного акцизного надзирателя.

Чиновничья жизнь сильно тяготила Сигизмунда Юрковского, и 33 лет от роду он решился на кардинальные перемены.
Итоги одиннадцати лет казенной службы не впечатляли. Судя по все­му, тому были причины, и довольно веские – его манила другая жизнь, не чиновничья, он познакомился с фотографией и был покорен ее магией. Дослужился Юрковский только до чина коллежского совет­ника (X класс «Табели о рангах»). Ни у него самого, ни у родителей, ни у жены не было ни родового,
ни благоприобретенного имения. Но поскольку ни в чем предосудительном
за­мечен не был, «в походах против неприятеля и в самих сражениях, а равно
в штрафах, под судом и следствием» не состоял, из Могилев­ского губернского акцизного управления он получил аттестат с послужным списком
«для свободного проживания во всей Российской империи» за надлежащими подписями и приложением казенной печати.

Из «всей Российской империи» отставной акцизный чиновник, обремененный семей­ством, выбрал для жительства город Витебск. Уже в сентябре 1866 года он подал на имя витебского губернатора прошение о разре­шении открыть фотографическое заведение. А это значит, что к тому времени он уже не был новичком в фотоделе, имел собственное оборудование и знание предмета.
Ученик Деньера
Когда же Юрковский успел приобрести необходимые профессиональные навыки?
Остается только предположить, что произо­шло это в тот самый год,
с ноября 1856-го по декабрь 1857-го, когда в Петербурге он учил­ся в Медико-хирургической академии. Види­мо, в свободное от учебы время он стал
по­сещать ателье одного из самых знаменитых фотографов-портретистов Андрея Иванови­ча Деньера (1820-1892).

Их личное знакомство могло состояться и в Петербурге, а вот заочное – точно в Моги­леве. Деньер учился в той же, что и Юрков­ский, гимназии, и у обоих был один и тот же учитель рисования – Иван Иванович Фаленский, прослуживший на этой должности без малого четверть века. Он-то и оценил редкие художественные способности обоих уче­ников.

Деньер достиг небы­валых высот в фотографии. В 1860 году он был удостоен звания «фотографа Их Императорских Ве­личеств», что давало право помещать госу­дарственный герб на продукции. Он вошел в состав фотографического отдела Император­ского Русского технического общества (V от­дел светописи ИРТО), стал членом Француз­ского фотографического общества. Денвера активно приглашали с выставками за рубеж. В 1862 году он показал свои работы в Лондо­не, в 1865-м 60 снимков представил на вы­ставке в Берлине.

С именем Андрея Ивановича связаны и новые методы печати фотографий. Деньер экспериментировал, пытаясь найти спо­соб «смягчить» изображение
на фотогра­фии, чтобы избавиться от «протокольной резкости», не всегда уместной в портретах. Он производил съемку на двух пластинках со слоями разной толщины и затем печатал с обоих негативов, каждый из которых был
к тому же разной плотности. Это наложение смягчало контуры на отпечатке. Такой прием получил название «способа Деньера».

В 1865-1866 годах Деньер выпустил фото­альбомы — одни из первых в России. Каждый из 12 выпусков «Альбома фотографических портретов августейших особ и лиц, извест­ных в России» состоял «из 12 фотографиче­ских карточек обыкновенной величины, на­клеенных на отдельных для каждой карточки литографических листах из виленевой бума­ги с приличными украшениями
и названием каждого лица».

Кто знает, не к Андрею ли Деньеру ездил Сигизмунд Юрковский летом 1866 года и не от него ли акцизный чиновник, отдававший «все свои досуги фотографии», получил бла­гословение, а, возможно, и финансовую под­держку на открытие собственного фотогра­фического ателье в Витебске?

Фотограф А.И. Деньер
Портрет художника Крамского И.Н.
Фотография в Витебске
It is necessary to choose a visual aid that is appropriate for the material and audience.
Как сообщала «Памятная книжка Витебской губернии», в 1865 году в городе работали три фотографа – двое мужчин и одна женщина (имена их не назывались).
Прошение о разрешении «открыть
фо­тографическое заведение в г. Витебске» Сигизмунд Юрковский направил на имя губернатора Веревкина самым последним
– 24 сентября 1866 года.

Разрешение на открытие фотографии было получено без проволочек. Уже 12 декаб­ря его владелец в полицейском управлении подписал следующее обязательство:
«Я, ни­жеподписавшийся, отставной коллежский секретарь Сигизмунд Антонов Юрковский, даю сию подписку Витебскому городскому полицейскому управлению в том,
что указ Витебского губернского правления от
5 сего декабря за № 8371 мне объявлен и обязыва­юсь карточек, изображающих портреты лиц, известных по участию в мятеже, а равно
и виды, напоминающие политические смуты
в Польше, не снимать и за благонадежность работников, если таковые будут у меня
на­ходиться, обязываюсь отвечать.
В чем под­писываюсь отставной коллежский секретарь Сигизмунд Антонов Юрковский».

Надо сказать, что за все годы работы Юр­ковский ни разу не нарушил этого обеща­ния. Политика его почти не интересовала. Бывший акцизный чиновник слишком долго ждал времени, когда сможет предаться люби­мому занятию – художественной съемке.
Открыв собственное фотоателье в Витеб­ске, Юрковский оставался его владельцем на протяжении 35 лет, до самой смерти.
Такой длительный срок удавалось продержаться на плаву далеко не каждому. Как правило, уже через несколько лет работы мастера свето­писи вынуждены были закрывать свои заве­дения, не выдержав конкуренции или удара жизненных обстоятельств.
Из года в год со­вершенствуя свое мастерство, Юрковский не боялся экспериментировать и всегда старал­ся быть в курсе всех новейших достижений в области фотографии. Наблюдательность, пытливый ум
и несомненный изобретатель­ский дар позволили ему внести свою лепту
в развитие фотодела, а врожденный художе­ственный вкус быстро привлек внимание к его снимкам как клиентов, так и товарищей по цеху.

За годы работы Юрковский сделал десятки тысяч фотографий. До наших дней их сохра­нилось всего около восьми десятков. Почти ни одна из фотографий
не датирована. Самая большая коллекция снимков находится ныне в собрании Витебского областного краевед­ческого музея. Это преимущественно виды Витебска, несколько кабинет-портретов и визиток.

В 1880 году мастер из Витебска послал в столичный журнал «Фотограф» статью о своих наблюдениях над свойствами альбу­минной бумаги, которая вовремя обработ­ки имеет обыкновение растягиваться то в ширину, то в высоту, тем самым искажая изображение. Тогдашние фотографы актив­но пытались найти средство борьбы с этим недостатком бумаги, но Юрковский придер­живался особого мнения. «Я знаю по опы­ту, – писал он, – что такое отрицательное свойство бумаги не всегда необходимо бы­вает устранять, а, напротив, бывают случаи, и довольно часто, когда этот недостаток становится достоинством».
И далее сообщал о том, что он приноровился печатать вытяну­тые лица на бумаге, которая растягивается в ширину, а круглые – на той, что вытяги­вается
в длину. Этим он смягчал недостатки объектива и вызывал чаще всего удовлетво­рение клиента. «Кому не известно, – писал он, – что большинство полных субъектов желают не быть такими на фотографии и, в свою очередь, большинство худощавых же­лают казаться полнее».

Пытливая мысль фотографа пошла даль­ше, и он попытался вырезать бумагу для отпечатка по диагонали листа. «При этом, понятно, бумага и
не расширяется, и не уд­линяется, а косится из угла на угол», – писал он.
Это дало возможность фотографу смяг­чать природную кривизну лиц некоторых клиентов (особо чувствительны на этот счет были дамы).
Возможно, диагональные стрел­ки на фотографии детей – это попытки тако­го рода экспериментов, которые безопаснее было производить на изображениях членов собственной семьи. К тому же неустойчивая «искривленная» композиция в посадке детей как нельзя более кстати подходила для такого случая.
Фирменное паспарту
Уже с первых лет своей профессиональной деятельности Сигизмунд Юрковский обзавелся собственным именным паспарту.
На его обороте была нанесена информация о фотографе, адрес мастерской, позднее – полученные на выставках регалии. Оформление паспарту довольно часто менялось. Владелец писал свою фамилию на кириллице
(«С. А. Юрковскiй») и на латинице по-польски, французски и немецки:
«Sigismond Jurkowski. Witebsk», «S. Jurkowsky a Witebsk», «Photographisches Atelier von S. Jurkowski. Witebsk». Делалось это в расчете на заказчика: в Витебске издавна жила довольно большая община католиков-поляков и протестантов (латышей, немцев, швейцарцев).

Как и другие мастера светописи, Юрковский наклеивал свои фотографии на специальные бланки из толстого картона. Позитивный отпечаток, сделанный на альбуминной бумаге, требовал твердой подложки. Картонные бланки придавали фотографии изящный вид и гарантировали сохранность.
Паспарту, к которым Юрковский относил­ся всегда с тем же вниманием,
что и к изо­бражению клиента, были своего рода его соб­ственными визитными карточками. Медали на лицевой стороне и обороте рассказывали о том, где
и когда проводились выставки, в которых участвовал фотограф, и как он на них отличился. На бланках фотографий Юр­ковского к концу столетия значилось: «Член императорского Русского Технического об­щества», «Фотографическая выставка в Пе­тербурге. 1891. Достойному Юрковскому», «Похвальный отзыв
в Москве. 1892».
Был у Юрковского и род снимков, который не требовал ни изящных паспарту, ни исполнения капризной воли заказчика. Речь идет о портретах арестантов, которые фотограф стал делать с конца
1870-х - начала 1880-х годов по заказу властей. Художественные достоинства изображения здесь
уже отодвигались на второй план. Главным было максимальное выявление физиогномических особенностей натуры – по Портрету нужно было «признать лицо».

Роман с городом
«Понимаете, я люблю портретность города. Каждый город должен иметь свой портрет. Так вот, наш Витебск отличается от всех городов именно своим лицом», – скажет в начале XX века художник Иегуда Пэн (1854-1937), который приедет в Витебск в 1897-м и останется в нем, как и Сигизмунд Юрковский, до конца жизни.
Ю.М. Пэн Мельница на Витьбе. Витебск, конец 1910-х.
«Портретность» Витебска художники разглядели еще в конце XVIII века. Первым город запечатлел на своих акварелях поляк Юзеф Пешка, руководитель кафедры живописи и рисунка в Краковской академии изящных искусств. Его внимание привлекла не только барочная роскошь костелови церквей Витебска, но и пестрая толпа горожан, которую во всем разнообразии костюмов и нравов художник стремился запечатлеть на бумаге.
Художники разных эпох, возрас­тов и национальностей еще не раз будут обращаться к образу Витеб­ска, пытаясь уловить «гений места».

Живописные отображения «ликов города» цельного представления или атмосферы Витебска, как правило, не передают. Они слишком личностны, в них довлеет настроение художника. Нужно бесстрастие камеры, чтобы увидеть место во времени. Но и от личности, которая в этот объектив смотрит, зависит многое, и фотографы это быстро поймут.

Первые фотографические изображения Витебска, которые сохранились до наших дней, были сделаны Сигизмундом Юрковским и Яковом Пашковским. Едва успев обустроить свои фотографические заведения, оба мастера вышли
с фотоаппаратами на улицу.

Когда рассматриваешь эти фотографии, нельзя отделаться от странного чувства. Что-то в них не так, чего-то, привычного глазу, явно недостает. И вдруг понимаешь – нет людей. Нет прохожих, нет извозчиков – как раз того антуража, который и делает город городом. Почему? Да потому что тогдашние камеры не умели снимать суету, движение, брожение среды! Без них нет ощущения жизни, подлинности момента, а главное – ощущения времени. Длинная выдержка требовала полной неподвижности хотя бы на несколько минут, чего городская жизнь никогда себе не позволяет. Поэтому и снять Витебск можно было только ранним утром в тихую погоду, когда улицы еще пустынны, солнце только собирается подниматься, и в зыбком безлюдном пространстве смены ночи
и дня замирает картинка, мало похожая на реальность.

В 1880-1890-е Юрковский создает цикл из несколь­ких десятков снимков с видами Витебска и визуально оформляет их как единую серию. К счастью,
в Витебском краеведческом музее сохранилось 27 фотографий из этой серии.
Все они имеют обрамление в виде рисован­ной рамки, как бы висящей на гвозде и укра­шенной свисающими витыми шнурами с тя­желыми кистями на концах. Вверху, прямо по центру, в прямоугольнике надпись: «Витебскъ»,
в правом нижнем углу – скромная авторская подпись «Фот. Юрковскаго».
Юрковский успел зафиксировать на своих снимках эпоху, которая неумолимо уходила в прошлое. Все фотографии были сделаны не ранее 1883 года
(время строитель­ства здания Окружного суда) и не позднее 1898-го (до пуска электрического трамвая). Время, застывшее на этих небольших кусоч­ках картона, – еще не спешное, не суматош­ное, соизмеримое со скоростью пешего хода. Разморенные полуденным солнцем извозчи­ки, дремлющие на облучках своих экипажей, немногочисленные прохожие и собаки, бес­страшно разгуливающие по проезжей части мостовых и с любопытством посматриваю­щие на непонятные занятия человека с фо­тоаппаратом, который он устанавливает тут же, выбирая место повыше и поровнее.

Очень скоро придет эра электричества, и витебские фотографы утратят возможность использовать те же видовые точки. Опасаясь в равной мере как мчащегося трамвайного вагона, так и шарахающейся от него извозчи­чьей лошади, они быстро уйдут с мостовых, выбирая для съемки места побезопаснее – колокольню храма, тихую набережную, пой­менную возвышенность.
Изобретатель
К концу второго десятилетия своего существования фотографическое ателье Сигизмунда Юрковского пользовалось среди жителей Витебска и широкой известностью, и авторитетом. Высокую репутацию заведения владельцу приходилось поддерживать упорным трудом. Фотомастер, работавший в провинции, вынужден был уметь делать все виды съемки.

Проживая вдалеке от столиц, освоить фотографические премудрости даже тем, кто этого очень хотел, удавалось с большим трудом. «Ни обмена сведений, ни возможности видеть хорошие работы, ни новостей, – сетовал Юрковский.
– Поездки в столицу частыми быть не могут, да, правду говоря, не всегда
и пользу приносят, особенно для фотографа, не имеющего знакомств
в фотографическом мире, – приходится довольствоваться осмотром уличных выставок». В такой ситуации до многого приходилось доходить своим умом – как в случае с растяжением альбуминной бумаги.

Поэтому большой радостью для Юрковского и его товарищей по цеху стало учреждение в 1878 году в Петербурге при Императорском Русском техническом обществе (ИРТО) специального фотографического отдела. Сигизмунд Юрковский был избран членом Пятого отдела ИРТО 5 ноября 1882 года.

К лету 1882 года, когда в Москве началась подготовка к съезду членов Русского тех­нического общества, имя Юрковского уже было широко известно в профессиональных кругах. Организаторы съезда сочли нужным пригласить его в числе «лучших знатоков фо­тографического дела в России».

С 1880 года Пятый отдел ИРТО стал изда­вать журнал «Фотограф».
Фотограф из Витебска стал одним из активных корре­спондентов журнала.
В те четыре года, ког­да выходило издание, он написал статьи «К вопросу
о растяжении альбуминной бумаги» (1880), «К вопросу о фотографической
вы­ставке» (1881), «Живые растения как аксессу­ар павильона» (1882),
«О фотографировании арестантов» (1884). Были и еще две важные публикации, в которых Юрковский описал свое изобретение.

Как и его учитель Деньер, Юрковский стремился модернизировать
фо­тографическое оборудование и технологии, стремясь на практике осуществить то, о чем мечтали многие. А мечтали тогда фотографы
о возможности производить съемку быстро­го движения, падающей капли или явления природы, длящегося доли секунды. К кон­цу 1870-х годов английский ученый Ричард Меддокс настолько усовершенствовал чув­ствительность фотослоя, что выдержку при съемке можно было сократить до 1/200 се­кунды. Проблема теперь заключалась в том, чтобы технически научиться получать такую короткую выдержку.

Обложка журнала «Фотограф» № 4 за 1883 г.
со статьей С. Юрковского «Моментальный затвор при пластинке»
Мгновенный затвор Юррковского. Витебск, 1882 г.
В тиши своего витебского ателье
Сигиз­мунд Юрковский начал думать над конструк­цией «мгновенного затвора», который бы по­зволил получать так долго ожидаемые всеми «моментальные снимки».


Этой проблемой фотографы в Европе занимались и раньше – от G. М. Levy, предложившего свою кон­струкцию Лондонскому фотографическому обществу еще в 1853 году, до современников Юрковского, работавших в Германии, Ав­стрии и других странах.

Фотограф из Витебска разработал соб­ственную конструкцию, в которой исполь­зовались две ширмы, укрепленные на проти­воположных краях дощечки и соединенные между собой. «Назначение этих ширм, – писал автор изобретения, – попеременно открывать и закрывать объектив и так, что когда одна из них откроется, то другая по тому же направлению станет закрывать; сле­довательно, каждая точка чувствительной пластинки получит одинаковое количество света». Скорость работы такого затвора можно было регулировать с помощью специ­ального механизма.

Впервые автор продемонстрировал свое изобретение в 1882 году на съезде фотогра­фов в Москве. Вслед за созданием первого затвора уже в следующем году Юрковский разработал тео­рию и создал конструкцию нового затвора, который сам назвал «моментальным затво­ром при пластинке», а потомки – «штор­но-щелевым затвором». Это было гениальное изобретение, созда­вавшее свободу манипуляции сменной оп­тикой и различными насадками. Появлялась возможность фотографировать через микро­скоп или, к примеру, подзорную трубу.
Как всегда, за пределами Российской им­перии идея витебского изобретателя нашла быстрое применение. Идеей затвора второй модели не замедлила воспользоваться ан­глийская фирма «Thornton-Pickard».
Шторный затвор, к которому мы так привыкли, как к заграничному патентован­ному изобретению, был в действительности изобретен русским С. Юрковским и описан им в журнале «Фотограф» в 1883 году, при­чем Юрковский не взял за это свое изобрете­ние привилегии, но представил его описание для всех желающих. Этим воспользовались иностранцы, и теперь шторные затворы у нас являются заграничным изделием и изобрете­нием.
Вячеслав Измайлович Срезневский (1849-1937), учредитель фото­графического отдела Русского технического общества и редактор журнала «Фотограф»
«Моментальный затвор» быстро вошел в практику фотографии и произвел
в ней на­стоящий прорыв. Стало возможным фикси­ровать не просто улицы или пейзажи – саму жизнь в движении, городскую среду: катя­щиеся повозки, идущих людей и животных, суету рынка и площади. Улицы на снимках Юрковского наполнились ярким светом по­луденного или заходящего солнца,
в контраст которому пролегли глубокие тени, организуя объем, глубину,
доселе невиданные.

Но что особенно интересно, Юрковский своим изобретением подготовил качествен­но новый этап в истории отображения мира: человек смог фиксировать на пленке посту­пательное движение моментов, а именно со­здать то, что мы привычно называем словом «кино». Но оно появится чуть позже,
а пока фотографа увлекли его же открытия новых возможностей для собственно фотографии. Судя по интенсивности сделанного, у само­го изобретателя захватывало дух.
Награды, статьи, изобретения
Первая награда – бронзовая медаль за «моментально снятые портреты» – была по­лучена на фотографической выставке в Пе­тербурге, которая проходила
в марте – мае 1891 года. Там Юрковский продемонстри­ровал снимки, полученные созданной им ка­мерой с объективом Дальмейера и затвором Ашихина, с выдержкой менее 1/10 секунды.
1871 - демонстрация на витебской художественно-археологической выставке стереоскопа с вращающеюся панорамою ви­тебских видов и сцен.
1880 - статья «К вопросу о растяжении альбуминной бумаги».
1881 - статья «К вопросу о фотографической вы­ставке».
1882 - статья «Живые растения как аксессу­ар павильона».
1882 - Член специального фотографического отдела императорского Русского Технического об­щества.
1882 - изобретение Мгновенного затвора. Демонстрация на съезде
фотогра­фов в Москве.
1883 - изобретение Моментального затвора при пластинке (шторно-щелевой затвор).
1884 - статья «О фотографировании арестантов».
1891 - бронзовая медаль фотографической выставке в Пе­тербурге за «моментально снятые портреты».
1891 - «Достойному Юрковскому». Фотографическая выставка в Пе­тербурге.
1892 - Похвальный отзыв за моментальные снимки, экспонировавшиеся на фотографи­ческой выставке в Москве.
1896 - статья «О стереоскопической фотогра­фии».
1897 - статья «Новый стереоскоп».
1898 - Почетный деятель и писатель по фото­графии. 5-й фото­графической выставке Императорского Рус­ского технического общества, С-Петербург.
1898 - бронзовая медаль 5-й фото­графической выставке Императорского Рус­ского технического общества за стереоскопические фотоснимки.
На общественном поприще.
Сигизмунд Антонович Юрковский. Витебск, около 1895 г.
Столь многого достигший в профессиональном плане, Сигизмунд Юрковский вел жизнь тихую, но внутренне напряженную и насыщенную.
Он никогда не стремился попасть на страницы печати, не выступал с публичными заявлениями, избегал шумных акций и скандальных историй. Но в то же время делал большое и важное дело – на протяжении двадцати лет был гласным (депутатом) Витебской городской думы. Двадцатилетие с 1880 по 1900 год совпало
с пиком творческой и профессиональной активности Юрковского. Но была и еще одна сфера деятельности у мастера светописи – общественная.

Титулярного советника Сигизмунда Анто­новича Юрковского избирали гласным Ви­тебской городской думы пять раз подряд – среди витеблян он пользовался и почетом,
и уважением. От хлопот общественной службы он мог бы легко отказаться, однако не делал этого никогда. Сохранились четыре портрета Юрковского той поры. На них он с большой окладистой бородой, вначале – русой, позд­нее – пепельно-белой.

В городской думе Сигизмунд Юрковский входил в состав сразу нескольких комиссий: оценочной, пожарной и санитарной, состоял членом совета Витебской городской ремес­ленной школы. Кроме того, в 1885-м был одним
из директоров Витебского общества взаимного кредита.
Юрковский - католик
Свою социальную и конфессиональную принадлежность Сигизмунд Юрковский всегда определял четко и ясно: дворянин, католик. Сведений о том, считал он себя поляком, русским или белорусом, мы не имеем – на эту тему не сохранилось ни его записок, ни высказываний. В профессиональном плане Юрковский был востребован в кругах российских, преимущественно русских фотографов, хотя тяготел к дружбе с поляками. Для польских изданий он давал свои фотографии, но статьи писал в российские журналы. Многолетняя работа в городском самоуправлении тоже не способствовала выявлению национального сепаратизма.
В ночь на 7 февраля в Ковно скончался фо­тограф Юрковский. «Витебские губернские ведомости» отозвались на событие скром­ным сообщением, помещенным на первой полосе:
Сигизмунд Антонович Юрковский скончался в ночь на 7 февраля 1901 г. в Ковне, о чем дочери с прискорбием уведомляют родных и знакомых. Тело прибудет в Витебск и в воскресенье, 11 февраля, в 6 часов вечера, будет перенесе­но в костел Св. Варвары, а 12 февраля, после заупокойной обедни (начало в 10 часов утра), будет предано земле на кладбище, при том же костеле
Витебские губернские ведомости
На похороны пришли не только родствен­ники и друзья покойного, но
и фотогра­фы-любители. До открытия в Витебске фото­графического кружка Юрковский не дожил совсем немного.

После смерти владельца наследником фо­тографического ателье Сигизмунда Юрков­ского стал В. Островский, о котором нам почти ничего не известно.

Костел Св. Варвары сохранился до наших дней. Поврежденный в годы Великой Оте­чественной войны, он был восстановлен в начале 1990-х.
Но существовавшее при нем кладбище за годы советской власти уничто­жили полностью – вместе с могилами Юр­ковского, Федоровича и других католиков, погребенных под сенью небесной заступ­ницы, спасающей правоверных христиан от внезапной смерти. Разъехались по миру бывшие клиенты витебского фотомастера, увозя в чемоданах дорогие сердцу семейные альбомы, теряя их в скитаниях и житейской неустроенности.

Сигизмунд Юрковский и фотографы его времени шли первыми. Им достались
и пер­вые розы, и первые тернии на этом пути. Многие сошли с дистанции уже в самом на­чале. Наиболее упорные не оставили увле­чение, превратив его
в профессию. И лишь считанные единицы не превратили профес­сию
в ремесло. В числе последних был и фо­тограф из Витебска Сигизмунд Антонович Юрковский.
Участники фестиваля "ФотоКрок" у могилы С.Юрковского. Костел Св. Варвары, 2017 год
Оперируя понятиями фотогра­фических технологий времен Си­гизмунда Юрковского и его коллег, можно с уверенностью сказать: лучший проявитель
в отображении истории – Время. Все ценное, ис­тинное, что создавалось людьми, никуда не исчезает – всегда находятся те, кто во все­ленской свалке имен и событий способен различить их лица.
Без этого скромного витебского фотографа, без этого талантливого изобретателя и ис­следователя история фотографии не может считаться полной.
Послесловие
В Советском Союзе имя Юр­ковского было предано забвению.
Только в 1950-е годы о его изобре­тении стали писать в своих трудах историки фотографии А. А. Сыров и С. А. Морозов. В конце 1960-х несколько статей
о Юрковском в белорусской прессе опубликовал витебский журналист и краевед А. М. Подлипский. Затем после­довало молчание почти на двадцать лет.
За это время вышла пятитом­ная «Энцыклапедыя лiтаратуры i мастацтва Беларусь», но имя Юр­ковского в ней даже не упомина­лось. К слову заметим, что никто ничего не прочитает о деятельности фотогра­фа-изобретателя и на страницах выходившей на протяжении 1993-2003 годов капитальной шеститомной «Энцыклапедыi гiсторыi Бела­русь».

Однако во времена перестройки появи­лись энтузиасты, попытавшиеся растопить лед забытья. В 1989-м в журнале «Неман» появилась большая статья А. Дитлова, по­священная пионерам фотографии, в которой речь шла и об изобретении Юрковского. Корреспондент фотохроники ТАСС в годы Великой Отечествен­ной войны, с большой энергией и энтузиазмом взялся за
популяри­зацию имени Сигизмунда Юрков­ского. В цикле передач Белорусско­го телевидения «Клуб "Спектр"», посвященных фотографии, он даже перевоплощался в знамени­того фотографа, приклеивая себе на съемках седую окладистую бо­роду. В 1993-м Дитлов выступил организатором Международного конкурса-фестиваля событийной фотографии «Факт и образ», посвя­щенного «110-летию изобретения С. А. Юрковским (г. Витебск) "фотоаппарата с затвором при пластинке" (шторно-щеле­вым), что определило появление
профессио­нального фоторепортажа».

Снова о фотографе из Витебска стали пи­сать только в 2000-х годах исследователи уже нового поколения. В Беларуси – Андрей Киштымов
и Надежда Савченко, в Польше – Вальдемар Зелинский. В 2009-м набор
от­крыток «Витебск на фотографиях Сигизмун­да Юрковского» издал Витебский областной краеведческий музей.

В 2010 году на одном из сай­тов появилась целая подборка фотографий витебского мастера из заветного семейного альбома Марины Правдолюбовой, которой Сигизмунд Юрковский приходился мужем сестры ее прапрабабушки.

Наиболее полное сочинение на базе всего предыдущего материала вышло
в 2014 году. Биографический очерк витебского искусствоведа Людмилы Хмельницкой «Сигизмунд Юрковский – фотограф из Витебска» включает помимо прямых фактов жизни Юрковского свидетельства того времени, фотографии и статьи С. Юрковского, богатый иллюстративный материал.
В 2015 году в Витебске создан Местный Фонд фотографии «ФотоКрок», который взял инициативу не только возрождения, но и увековечива-ния имени знаменитого фотографа из Витебска путем проведения фестиваля фотографии и открытия Музея фотографии им. Сигизмунда Юрковского.
Как раз под стать к 185-летию со дня рождения С.А. Юрковского
и 135-летию его великого изобретения в 2018 году!
Василий Прудников
Директор Местного фонда фотографии "ФотоКрок"
Подготовлено:
Местный фонд фотографии "ФотоКрок".
www.fotokrok.org
Made on
Tilda